0+
забыли пароль? регистрация

Родословная Книга

Памяти наших предков посвящается...

Поиск
персональной
страницы

Новости

СМОЛЕНСК: Начата обработка источника "Список лиц, имеющих избирательные цензы для участия в выборах гласных Смоленской Городской Думы на четырехлетие с 1913 года".

11.09.2019

БОГОРОДСК (НОГИНСК): Начата обработка источника "Список домовладельцев по городу Богородску, имеющих право участия в избрании городских уполномоченных на новое четырехлетие 1914-1918 годов".

09.09.2019

МОГИЛЕВ: Начата обработка источника "Список лиц и учреждений, имеющих право участвовать в избирательном собрании для избрания гласных Могилевской Городской Думы и кандидатов к ним на четырехлетие 1913-1916 годов".

04.09.2019

САПОЖОК: Начата обработка источника "Список лиц, имеющих право участия, на основании 24 ст. Городового положения 1892 года, в выборах гласных по городу Сапожку на четырехлетие 1914-1917 годов".

30.08.2019

РЯЗАНЬ: Начата обработка источника "Список лиц, имеющих право участия в избирательном собрании для выбора гласных Рязанской городской думы на четырехлетие с 1914 года".

27.08.2019

Статистика

В Родословной книге 268975 персональных страниц, 7759 новых персональных страниц

О домах и дворах некоторых князей, бояр и других знаменитых лиц Московских

 

«По крайней мере знаем, что Москва существовала в 1147 году марта 28 дня

и можем верить новейшим летописцам в том, что Георгий был ее строителем».

Карамзин.

 

ДОМ СТЕПАНА ИВАНОВИЧА КУЧКО ПЕРВОГО МОСКОВСКОГО ВЛАДЕТЕЛЯ.

 

Место дома древнейшего владельца Москвы Степана Ивановича Кучко (1), сохраняется в памяти Москвитян; оно означается нами у нынешних Чистых прудов, на Сретенском лугу, долго носившем, по смерти всех Кучковичей, название Кучкова Поля. На этом Кучковом поле, а может и в другом месте, как противников законной Княжой Русской власти, казнили самого Степана Кучко и почти все его семейство (2). Так началась чисто Русская Москва!...

В 1378 году, по рассказу народному, дом Московского Властелина Кучко, перешел во владение фамилии Вельяминовых, из них, вероятно, по следам же, вольного Степана Кучко, сын Тысяцкого Иван Вельяминов, старался возобновить Права Тысяцких, как они были по старине. Без утверждения княжего; но по выбору только народному (3), все эти хлопоты Вельяминова поддерживал купец Некомати (грек?), он торжественно учил, что выбор тысяцких и других должностных людей ближе для народа, чем для князя. Дмитрий Донской, владевший, на то время, Москвой, без дальних суждений, повелел казнить и Некомати и Вельяминова. Торжественная казнь над ними произведена перед домом Ивановым и в глазах обоих семейств преступных, на самом Кучковом поле! Таков бывал рассказ потомка одного из поименованных несчастливцев рязанского помещика Андрея Алексеевича Вельяминова-Зернова (4). У Карамзина об Иване Вельяминове с большею или меньшею ясностью упомянуто в V томе Истории Государства Российского на стр. 38, 43, 44, в Прим. 32, 37, 46 и 117 изд. 2.

 

ДОМ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА АНДРЕЕВИЧА ДОНСКОГО.

 

Кудрино, по Карамзину, (История Государства Российского, т.2-й) видно, что принадлежало к родовым владениям Кучко; но древний Синодик, приложенный, некогда вкладкой в бывший Новинский монастырь и находившийся, несколько времени у меня и у покойного А.Ф.Малиновского, доказывает, что впоследствии, помянутое же селение Кудрино было отчиною князя Владимира Андреевича Донского. Дом этого князя стоял у церкви Рождества Богородицы. Вероятно сей храм сооружен в память великой победы на поле Куликовом, решивший участь Руси в 8-й день сентября. Владимир Андреевич, в Куликовской битве, был одним из первых лиц: без Дмитрия не было бы Владимира; но без Владимира не существовал бы и Дмитрий.

В прошлом веке московский народ говорил еще. Что на бугорике, ближе к нижнему Преспенскому пруду, стоял когда-то. Княжой дом великой (но какой не ведомо). Кудрино помнили селом (говорили иные) оно отделялось от Москвы знатными рощами. Некоторые отрасли сих древних рощ, сохранились еще и при начале царствования Великой Екатерины. Были, также, старики, которые сказывали, что дом Аптекарский, нане вдовий, построен на лугу или выгоне Кудринском.

 

ДОМ ДМИТРИЯ ВЛАДИМИРОВИЧА ДОНСКОГО.

 

У Спаса, под оградой Кремля, на месте Княжей палаты Дмитрия Иоанновича Донского, супруга его великая княгиня Евдокия построила монастырь Вознесенский. В этом месте Москва и семейство Дмитрия приветствовали его победителем над Мамаем. О месте палаты или дворца Донского занятом Вознесенским монастырем, предание сообщено мне покойным Александром Дмитриевичем Балашевым  для соображений по истории о памятнике Донскому. Я был назначен служить в комиссии об этом деле.

 

ДОМ СВ. МИТРОПОЛИТА ПЕТРА.

 

При церкви Рождества Предтечи Иоанна, что на Бору (в Кремле) был дом Св. Митрополита Петра, дошедший после, в княжение великого князя Василия Васильевича Темного, князю Ивану Юрьевичу Шемяке (5).

 

ДОМ ХОВРИНА.

 

Герой противник Шемяк Владимир Григорьевич Ховрин, в 1450 году жил на месте Воздвиженского монастыря, основанного им же по вступлении его в монашество (6). Вот подлинное о том свидетельство. Выбранное Карамзиным из литописцев: «в 1450 году… Володимир Григорьевич Ховрин (казначей) поставил церковь каменную на Москве, на своем дворе Воздвижение. На месте первые каменные же (церкви) что распалася в пожаре по Суздальщине». Сады и огороды Ховрина, прибавляет сказание народное, шли от самого старого Ваганькова и к реке и к Арбату. Большие, широкие то были сады!

 

ЗАГОРОДНЫЙ ДВОРЕЦ ИОАННА ГРОЗНОГО.

 

За-Кремлевский дворец Иоанна Грозного устроился близ урочища Сапожка на том самом месте где ныне Горное правление; после, этот же дворец был собственностью царицы Натальи Кирилловны и переходил в род Нарышкиных.

 

ДОМ БАСМАНОВА.

 

Дом любимца Лжедмитриева Петра Федоровича Басманова, по верным преданиям и по свидетельству многих, состоял в Басманной, близ церкви Петра и Павла (7). Да и вся Басманная улица, как село, принадлежала Басманову (8). В 1692 году видно, что церковь Петра и Павла возобновлена старанием прихожанина ее стольника петра Федоровича Башева. На сооружение каменною, этой же церкви государь император Петр Великий, в 1714 году пожаловал из своих денег 2000 рублей (9). Сумма, по тогдашнему времени, значительная и, особенно, в самый тот год, когда Петр брал шведские галеры, рыл Ладожский канал, учреждал и строил государственные коллегии. Серебро и золото в это время у Петра лилось, а и того и другого у нас было немного! Един Бог только помогал Великому, за то он Великий и умел молиться Богу – сам певал: Тебя Бога хвалим!

 

РОДОВОЙ ДОМ КНЯЗЕЙ ГОЛИЦЫНЫХ.

 

Родовой дом боярина князя Ивана Юрьевича Голицына известен Москве в 1548 года, то есть со времени царствования Иоанна IV. Он состоял в Хохолках (на Хохловке) и переходил от одного князя Голицына к другому князю Голицыну же. В 1782 году князь Александр Михайлович Голицын продал его казне. Теперь в нем Архив Государственной коллегии иностранных дел. От самого этого дома, по так называемому, Васильевскому лугу, между Кулишками (10) и по обок их, в подворье, прямо к Москве реке и к Яузе простирались обширные плодовитые сады царские, - леса настоящие!  На оконечностях помянутой долины устроен нынешний Императорский воспитательный дом. Речка Сорочка, протекающая через двор Архива, ниже его, то есть почти пред самым впадением своим, по рассказам старожилов прошлого столетия, имела запруду и мельницу, принадлежавшую дому Архиерейскому: на месте этого дома теперь дом Глебовых.

 

ДОМ ГЛЕБОВЫХ.

 

Состоящее в Зарядье, так называемое Глебовское подворье, 1613 года, то есть в год вступления на престол царя Михаила Федоровича, принадлежало ясельничему Богдану Матвеевичу Глебову (11).

 

ДОМ СТРЕШНЕВЫХ.

 

Дом боярина Родиона Матвеевича Стрешнева, что на Дмитровке, близ Георгиевского монастыря, ныне перешел наследственно в фамилию Глебовых-Стрешневых. Настоящий дом выстроен по плану и усмотру славного, в свое время, архитектора Баженова. До 1812 года он был необитаем: народ толковал, что тут водилась нечистая сила. Во флигель этого дома богатый модами магазин Цихлера!

 

ДОМ КНЯЗЯ ПОЖАРСКОГО.

 

Дом князя Дмитрия Михайловича Пожарского был на Лубянке (12) в приходе церкви Введения. С этим преданием соглашался знаток древностей московских Алексей Федорович Малиновский, и при том до 1812 года я и сам имел древнюю рукопись (13) с поимянкою жильцев всего жила Московского. Сказанная рукопись принадлежала XVII столетию.

 

ДОМ СЕМЕЙСТВА РОМАНОВЫХ И НАРЫШКИНЫХ.

 

Знаменский монастырь устроен на месте дома бояр Романовых (14). Уничтоженный монастырь Св. Георгия, что на Большой Дмитровке родовое жилище боярина Георгия Захарьича Романова; по преданию: вся слобода Дмитровская принадлежала фамилии Романовых-Юрьевых.

Подгородный дом царицы Натальи Кирилловны, что ныне дом Арбатской части, с самого дня кончины царицы, как наследственный состоял во владении фамилии Нарышкиных и в 1795 году принадлежал еще генерал-майорше Марии Михайловне Нарышкиной (15). В истине этого указания я основался на некоторых мнениях, более или менее вероятных и подкрепил их тем, что здесь, на этих же Арбатских местах, были почти все усадьбы родных или близких людей царицы Натальи, а по ней и Великого сына ее Петра. Начнем замечать их. Вот первое доказательство: церковь Св. Федора Струдийского, что у Никитских или по-прежнему, у Смоленских ворот, принадлежала бывшему здесь монастырю, основанному в 1626 году на своей земле Патриархом Филаретом Никитичем со имя Смоленской Божей Матери. Второе: Петр Великий, сочетавшись браком с императрицей Екатериной I, размещал все усадьбы близких ее в сих же местах, и легко станется на местах, принадлежащих также или Нарышкиным или Романовым, самому Государю наследственным, таким образом, тут отведены были дворы и выстроены покои Ефимовских и для Скавронских, последние даже и погребаемы были у церкви Вознесения, называемого Старым. Здесь именно находилось их фамильное кладбище, доказанное весьма недавно многими фактами напечатанными в Северной Пчеле (16). Наконец, к дополнению всех упомянутых вероятий о возможной и точной принадлежности Арбатского частного дома царице Наталье Кирилловне, скажем еще, что юный Петр, не удаляясь от места ему родного, учредил тут же свой Полковой Преображенский двор; он состоял в Гранатном переулке 4-го квартала за № 334. После всего этого, кажется, можно и должно сказать определительно, что дом части Арбатской, прежде состоявший во владении Нарышкиных решительно дошел к ним от царицы Натальи и, по ней же царице, прозвана и Никитская (за Никитскими воротами) Царицыной улицей.

 

ДОМ КНЯЗЯ МСТИСЛАВСКОГО.

 

Близ колокольни Ивана Великого, что на Великой улице, при державе царя Михаила Федоровича, стоял испокон века родовой дом боярина князя Федора Ивановича Мстиславского (17).

 

ДОМ СВ. ДМИТРИЯ РОСТОВСКОГО.

 

Временное, на случай приезда, подворье Святителя Дмитрия Ростовского находилось подле самой церкви Сумиона Столпника, что на Поварской (18). Секретарь Великого Архиерея Ксенофонт Феоктистов, имел свой дом у самой церкви большого Вознесения, что на Царицыной улице, где и похоронен; камень с могилы его снят еще весьма недавно.

 

ДОМ ЛОПУХИНА.

 

Церковь Николая Чудотворца, что в Мокром, сооружена на месте дома думного дворянина Авраама Никитича Лопухина. Служба его принадлежит к государствованию царя Алексея Михайловича (19).

 

ДОМ ЛЕОНТЬЕВА.

 

В государствование царя Михаила Федоровича московский ловчий Иван Федорович Леонтьев имел свои хоромы в проулке между Царевой улицей (Большой Никитской) (20) и Тверской слободой. С той поры и проулок тот прозвался Леонтьевым. При царе Алексее Михайловиче,  в том же Леонтьевом проулке, стоял дом и брата помянутого Ивана Федоровича, думного дворянина Замятни Федоровича; а при царях Иоанне и Петре, да при царевне Софье, тут же построился и дом окольничего Федора Ивановича Леонтьева и тогда, по народному слову, вышереченный проулок весь был за Леонтьевыми.

 

ДОМ ДЕМИДОВА.

 

Дом богатого гостя Демидова был в Немецкой слободе и замещен после Лютеранской церковью.

 

ДОМ БОЯРИНА КОНДЫРЕВА.

 

У Варварских ворот на месте Главного Народного училища, а ныне дома камергера Шипова, жил в своих хоромах боярин Петр Тимофеевич Кондырев.

 

ДОМ КНЯЗЯ ВОЛКОНСКОГО.

 

Дом боярина князя Федора Федоровича Волконского, при державе царя Алексея Михайловича, стоял на Никольской рядом с Заиконоспасским монастырем.

 

ДОМ БОЯРИНА ЮШКОВА.

 

Дом боярина Бориса Гавриловича Юшкова был в Юшковском проулке; он принадлежал непрерывно фамилии Юшковых до 1693 года и уже в прошедшем столетии куплен под Купеческое подворье.

 

ДОМ СТОЛЬНИКА ПОЛТЕВА.

 

Дом стольника Василия Федоровича Полтева существовал еще в 1730 году за Москвой рекой у Казачьего двора. Этот Полтев, как говаривали, имел особое веление за казаками усматривать. Полтевы – рязанцы, в свое время, начальствовали Рязанской казачиной. Не с того ли взяли, что и московский Полтев должен был остаться казачьим соглядатаем?

 

ДОМ КНЯЗЯ РОМАДАНОВСКОГО.

 

При царе государе Федоре Алексеевиче дом боярина князя Федора Григорьевича Ромадановского и,  по нем, потомков его, стоял на Воздвиженке, на месте дома Мосолова.

 

ДОМ БОЯРИНА МАТЮШКИНА.

 

Дом боярина Петра Ивановича Матюшкина построен был у Златоустовского монастыря, наряду с домом адмирала Федора Матвеевича Апраксина.

 

ДОМ БОЯРИНА МАТВЕЕВА.

 

Дом боярина Артемона Сергеевича Матвеева был в приходе церкви Николая Чудотворца, что в Столпах. Говорят, что в наше время, этот самый дом принадлежал Тютчевым. При церкви Чудотворца поставлен и памятник незабвенному Матвееву.

 

ДОМ КНЯЗЯ ЛЫКОВА.

 

При царях Иоанне и Петре и при царевне Софье, дом боярина князя Михаила Ивановича Лыкова, а, по нем, сына его князя Бориса Лыкова,  стоял позади Страстного монастыря.

 

ДОМ КНЯЗЯ ТРУБЕЦКОГО.

 

При  тех же государях, родовые палаты князя Ивана Юрьевича Трубецкого, как есть, так и были у Введения в Барашах на Покровке.

 

ДОМ ДУМНОГО ДЬЯКА ДЕРЕВНИНА.

 

И при тех же царях дом думного дьяка Гаврила Федоровича Деревнина (1702 года) стоял в нынешней Пречистенской части у Ильи Обыденного.

 

ДОМ КНЯЗЕЙ ДОЛГОРУКИХ И ГОЛИЦЫНЫХ.

 

Боярин князь Яков Федорович Долгорукий имел дом на Никольской: этот дом, издревле принадлежал роду князей Долгоруких. А бояре: князь Андрей Иванович Голицын, князь Иван большой Иванович Голицын, князь Алексей Васильевич Голицын и князь Борис Алексеевич Голицын. Первые двое имели дома на Варварке, а последние (двое же) на Никольской. Почти все эти жилища их застроены лавками или обращены в подворья, да в магазины.

 

ДОМ ЛЕФОРТА.

 

Дом славного нашего генерала и любимца Петрова Франца Яковлевича Лефорта, нынешний Лефортовский дворец.

 

ДОМ СКАВРОНСКОГО.

 

Подгородный дом графа Мартина Карловича Скавронского стоял на Царициной улице у старого Вознесения; другой его дом был у Богоявленского монастыря.

 

ДОМ МАКАРОВА, ПИСЬМОВОДИТЕЛЯ ПЕТРА I.

 

Дом ближнего кабинетного письмоводителя при Великом Петре, а потом при Анне, обер-кригс и статс-комиссара, бригадирского ранга Козьмы Васильевича Макарова, был на Стоженке в приходе церкви Успения, где и похоронен Макаров (21). Усадьба его дома теперь поступила под дворец его Императорского Высочества Великого князя Михаила Павловича.

 

ДОМ ГРАФА ГЕНДРИКОВА.

 

На месте Спасских казарм былдом графа Гендрикова, родственника Екатерины I.

 

ДОМ ГРАФА БЕСТУЖЕВА-РЮМИНА.

 

Один из домов канцлера графа Алексея Петровича Бестужева-Рюмина, состоял в приходе Бориса и Глеба, что у Арбатских ворот. В той же церкви поставлен был и портрет этого Бестужева, как возобновителя древнего храма.

 

ДОМ ГРАФА ШЕРЕМЕТЕВА.

 

Старейший дом графа Бориса Петровича Шереметева на Никольской; он принадлежит и ныне потомку графа Бориса Петровича.

 

ДОМ КНЯЗЯ КАНТЕМИРА.

 

Дом князя Дмитрий Константиновича Кантемира стоял рядом с Греческим монастырем на Никольской же. Тут рождались и некоторые сатиры поэта – князя Кантемира.

 

ДОМ КНЯЗЕЙ БАРЯТИНСКИХ.

 

На месте Московского университета был родовой дом князей Барятинских 1693 года, в этом доме жил еще боярин князь Данило Афанасьевич Барятинский; но еще с 1622 года, то есть, в течении семидесятилетия, о большом месте этом происходили споры между казной и владельцами…

 

М.Макаров

 

­______________

1. Едва ли не первого и не последнего из наших аристократов: если только необходимо нам приискивать свою западную аристократию и, если только Кучко не был сам Литвин.

2. История Государства Российского, том 2 Прим. 301 стр. 465, Изд. 1-е.

3. То есть по мысли и праву славянских народов и до ныне существующим. Избранные старейшины, по закону славян, должны быть или потомственными от прежних старейшин, или поставленные на службу правления, без малейшего разногласия общим приговором. Гайзлер.

4. Богатый и умный помещик этот известен был каждому рязанцу.

5. История Государства Российского, том V Прим. 576

6. История Государства Российского, том V Прим. 386 и журнал Московский Наблюдатель, издан. В.П.Андросовым, М.

7. Другие говорят, что название Басманной взялось от Бысмы; но здесь, как видно из летописей, азиатцы не хаживали и не становились. Может быть из опасения быть в соседстве лесов; Замоскворечье же, по чистоте своей, всегда было пристанью степной монгольщины. М.

8. Путеводитель по Москве, 1833, журнал Московский Наблюдатель, издан. В.П.Андросовым и проч.

9. Путеводитель по Москве, 1833, Описание всех церквей и монастырей московских, Изд. 1-е.

10. Кулишкою рязанцы называют частицу леса и предпочтительно (за вырубкой леса) оставленную на пригорке или на другом каком-либо возвышении.

11. По свидетельству особой рукописи о прежних церквях, монастырях и домах московских.

12. В Литературной газете 1841 года, при указании на дом Пожарского, ошибкой вместо Лубянки Мясницкой части, поставлено: на Мясницкой.

13. О ней упомянуто выше в примечании.

14. Не кстати ли тут будет помянуть, что все бояре и гости русские, прикосновенные, как-нибудь к Новугороду, были предпочтительно усердствующими к Св. икон Знамения Богородицы, черниговцы же и рязанцы имели в Знамении Св. угодников Бориса и Глеба. У меня есть особая статья об этом предмете.

15. Указатель Москвы, изданный в 1793 году в Москве же. Часть II – Печатана в Университетской типографии В.Окорокова.

16. И в других журналах и газетах лет за пять назад.

17. По свидетельству особой рукописи, смотри выше.

18. О чем уже было замечено мною в другом месте. Наследственный дом потомков этого Феоктистова, живущих теперь в Рязанском уезде, существовал еще (в приходе старого Вознесения) и в государствование Великой Екатерины: бывшие владельцы его служат живым тому указанием. О секретаре Феоктистове при Св. Дмитрии свидетельствует также собственноручное письмо Святителя, хранящееся как драгоценность у княжны Анны Михайловны Черкасской. Близость дома Феоктистова от церкви Сумеона, подтверждает тоже о вероятной бытности тут подворья Святителя, в честь которого имеется и предел в храме.

19. По списку о боярах и прочее, напечатанному Рубаном в его Старине и Новизне.

20. Никитская от Кремля до бывших Смоленских ворот, по свидетельству многих описателей Москвы, носила имя Царевой улицы, подобно Царициной.

21. В память ему поставлен тут образ Св. Харлампия. Кстати или не кстати еще к этому же известию присоединить и наше фамильное предание: дом предка моего Макарова (знатного всегда по своей должности расчетами и поверками математическими) неоднократно посещал и сам Петр Великий! Таким гостем нельзя не похвастаться! Макаров.

 

Редакция приносит благодарность почтенному автору статьи и помещает ее в Ведомостях с особенным удовольствием как драгоценный и любопытный опыт важного труда. Жаль, что у нас немногие из молодых людей думают о народной старине. В.П.

 

// Московские губернские ведомости, 1841, № 36, 38